Сибирский иронический концептуализм

06.05.2015

Автор: Александр Шабуров

Рубрика: Статьи

Александр Шабуров

Сибирский иронический концептуализм ©

Жизнеописание наиболее знаменитых новосибирских художников и пересказ их произведений

 

Экзотика или норма

Россия, как известно, подсознание Запада, а Сибирь — ее квинтэссенция.

Ингредиенты этого — нестерпимые сибирские морозы, невыносимая сибирская каторга, несметные природные богатства и неотесанные мужики-сибиряки, похожие на Гришку Распутина. Подтверждающие артефакты — цитата из М. Ломоносова про прирастание Сибирью, картина В. Сурикова про покорение Сибири Ермаком, книга А. Шишкова «Угрюм-река», фильм «Сибириада» и сериал «Вечный зов».

Этим перечислением мы ограничимся и дальше данную тему мифологизировать не будем. Почему? Потому.

Потому что никакой особой «сибирскости» не существует. Между «сибиряками», «уральцами» и «дальневосточниками» разницы нет. Хотя общие для любой провинции отличия от столицы здесь, конечно, имеются. Их тоже можно скоренько перечислить.

В Москве людей больше. Поэтому все поделились по стратам. Общаются только со своими. У каждой группы — свои фетиши и жупелы. Чужого мнения знать не хотят. Чужих объявляют «нерукопожатными», а то и «фашистами». И интернет эту самозакупоренность не разрушил, но усугубил. Посты и твиты читают только у френдов.

Московский художник Д. Гутов поразил меня лет 10 назад, в самом начале знакомства:

— Люди с взглядами, отличными от моих, мне не интересны, мне жаль тратить на них время!

В Новосибирске все первобытно перемешано. Все общаются со всеми. Спокойно воспринимают людей с иной точкой зрения. А те — в свою очередь — так же спокойно сносят, когда их представления выворачивают наизнанку.

От того — жанр застольных подкаблучиваний и словесной эквилибристики. Взгляда со стороны никто не боится. Наоборот — предполагается, что оценить тебя должны извне, желательно из столицы.

В Москве, гадая, как ответить на мои вопросы, меня не раз спрашивали:

— А вы кто этнически?

Там национальность — это идеология и чуть ли не партийная принадлежность. Тут, за Уралом национальность никакого значения не имеет. Видимо, потому что у нас больше места, а выживать вместе проще.

Когда мы с Мизиным более-менее часто стали выставляться в Москве, поэт Д. А. Пригов сказал нам:

— Вы — какие-то попрыгунчики! Не влипаете ни в какую систему ценностей, тут же из любой выпрыгиваете!..

— Это мы в вашу не влипаем, — отвечал я. — Потому как у нас своя есть!

Какая?

В обиходе это называется «себе на уме» или «здравым смыслом». Рефлекс сопротивляться любому давлению. То, что показывают по телевизору или пишут в «Facebook’е» издалека воспринимается без умопомрачения. Своя грядка у нас ближе к телу. Если весной ты не посадишь картошку, а летом ее не окучишь (уж простите за старорежимные метафоры), то осенью тебе будет нечего жрать.

И виноват в этом будешь ты сам!

Для нас Сибирь — это не экзотика, а норма. Не инаковость, а эталон. Здесь живут, что называется, «нормальные» люди. Где-то далеко существует «московская либеральная интеллигенция», пропагандирующая ценности «компрадорской буржуазии» — а тут вся прочая страна.

И, как поражаются социологи, «просачивания нет». Идеи прозападных элит в низы практически не проникают. В пределах статистической погрешности. Или, как говорит мой напарник Мизин, «нуль нулевич нулевой». Тут все стихийные середняки-евразийцы.

Сибирские художники, конечно, более податливы, чем их среднестатистические соседи. Как все интеллигентское отродье флюгеру подобны. Ловят носом любые модные веяния. Готовы иллюстрировать медийные мифы. В том числе выставлять себя «сибирскими дикарями».

Мифологизация Сибири здесь имеет давнюю историю. В дореволюционной России интерес к местным сюжетам был вызван освоением новых земель. В СССР Сибирь вновь стали романтизировать, когда зазывали комсомольцев на строительство БАМа. Следующий всплеск интереса к местной «культурной самоидентификации» случился во времена президента Ельцина, который предложил регионам «брать столько самостоятельности, сколько они смогут унести», но пресек попытку административного сепаратизма — Уральскую республику. Один мой знакомый настрочил тогда книгу о том, что новозаветные волхвы пришли в Вифлеем с Урала, а другой доказал, что именно тут надо искать могилу Аттилы. Нынешний эксцесс «сибиризаторства» связан с тем, что регионы озаботились развитием местного туризма, изобретением «брендов территорий» и «этнокультурной капитализацией».

Кое-какое своеобразие в Новосибирске, конечно, есть. Так же, как в Санкт-Петербурге, где батон называют «булкой» (или наоборот), а сосульки — «сосулями». В половине домов там жил Пушкин, а в другой — Ленин или Достоевский.

В Новосибирске с достопримечательностями хуже. Город возник на пустом месте, волею строителей железных дорог (1893). Застолбил в ЮНЕСКО звание «столицы русского конструктивизма» (хотя в том же Екатеринбурге этого добра куда больше). По выражению наркома Луначарского, был «вторым Чикаго» (хотя в 1990-е подобное звание присваивали себе все областные города). Здесь есть оперный театр, спроектированный так, чтобы в дни торжеств и парадов по его сцене могли проезжать танки. Есть «Обское море» и знаменитый Академгородок. Есть университет, архитектурная академия и художественное училище. Есть музеи НГХМ и НГКМ, а также — счастья, Солнца и погребальной культуры. Последний расположен в крематории, предпоследний — в КМЦ «Солнечный», а до Музея счастья, как пишет сайт журнала «Афиша», пока никто не добрался, поэтому рецензий нет.

Специфика современной культуры Сибири — в том, что ее тоже почти нет. И это не какая-то особая любовь к валенкам и шапкам-ушанкам. Не метафизика, а синдроматика. Не этнография, а биографии конкретных людей. Профессиональной прослойки еще недавно здесь не было совсем. Недолговечные институции существовали за счет отдельных энтузиастов, которые переживали свою удаленность от мест, где пишется история искусств, и невладение мудреной феней. Оттого придумывали себе «комплекс Незнайки» или «арт-дебилизм». А также не сидели на печи сиднем, но в силу избытка энергии и неуемных амбиций постоянно мигрировали. Темы и заказчики их творчества тоже менялись.

2014предыдущий месяцследующий месяц
Вконтакте
Facebook
Instagram
Подписка на еженедельную рассылку
© Государственный центр современного искусcтва. Разработка [artinfo]. Дизайн [Андрея Великанова]