ВЕЩИ ОТЦА

Выставка

01.11 - 31.12.2019

Facebook Вконтакте Twitter pinterest google+

Программа: [«УЛИЦА КАК МУЗЕЙ – МУЗЕЙ КАК УЛИЦА»]

Средневолжский филиал Государственного центра современного искусства (ГЦСИ) в составе РОСИЗО
при поддержке компании «RUSS OUTDOOR»
в рамках международной программы филиала «Улица как музей – музей как улица», руководитель программы Неля Коржова
а так же в рамках темы года филиала "Новая человечность"
представляет:

Выставка Владимира Архипова «Вещи отца»
Остановки общественного транспорта, г. Самара
1 ноября — 31 декабря 2019

Адресная программа, ноябрь:
1 Самарская ул. (ТЮЗ) в центр
2 Агибалова ул. (Губернский рынок, Сбербанк)
3 Ново-Садовая ул. / Первомайская ул. (в центр)
4 Ново-Садовая ул. / КРЦ"Звезда" (из центра) поз.2
5 Ново-Садовая ул. / Глазная больница (в центр)
6 Демократическая ул. 37
7 Московское ш. / БКК (в центр)
8 Ново-Садовая ул./Аминева ул.", из центра(автобусная)
9 Галактионовская ул. / Ленинградская ул.
10 Полевая ул. / Арцыбушевская ул.


Владимир Архипов не делает искусство — он его находит. Правда, это не совсем искусство. Это и не хенд -мейд бизнес, не DIY, не ресайклинг (арт) — это то, для чего нет даже терминологии. С чем же имеет дело художник? Наверно, с современным вещевым фольклором. С самодельными полезными вещами. Их не продают в магазине и на улице они не валяются, - где же он их находит? Везде! Везде где есть потребность, нужда, необходимость решить ту или иную бытовую проблему, но нет денег. Зато есть под рукой что-то, что можно пересоздать, приспособить или использовать по-другому. И раз есть объект, то должен быть и субъект — автор. Он есть, но не спешит себя предъявить, так как часто не ценит то, что сделал и даже стыдится. И чем меньше автор задумывался об эстетике, тем лучше: тем интереснее, честнее, неожиданней получается результат. Пейзаж не задумывается о своей красоте, но это не мешает нам любоваться им.
Конечно, такие вещи всегда были, но каким-то странным образом они не попали в сети антропологов, не являются предметом гуманитарного интереса. Наверное потому, что они с трудом поддаются формальным процедурам описания и систематизации. Но для искусства уникальность вещи важнее дескрипции. Впечатление, эмоция — то, чем живёт искусство. Поэтому, исследуя ту или иную местность, социальные сети, художник прежде всего опирается на своё представление о прекрасном: своим впечатлением от найденного он хочет поделиться со зрителем. Кроме того он выработал и определённую оптику, критерии, по которым вещи становятся ему интересными. Они следующие:
вещь должна быть функциональной;
не должно быть точных копий;
вещь сделана для собственного использования (не для продажи);
необходимо свидетельство автора о вещи (его рассказ или рассказ очевидца из которого становится понятны причины создания вещи, место, год, технология изготовления);
должна быть возможность фотографирования вещи и/или её публичной демонстрации.
Понятно, что чем меньше вещь похожа на товар из магазина, - тем она интереснее нам.
Область, где мы найдём такие вещи, лежит между научно-техническим творчеством и декоративно-прикладным искусством. Но что именно искать, где именно и как — никто не знает. Не знает и художник — он полагается на свою интуицию, сарафанное радио и социальные сети. Дело в том, что авторы самодельных вещей не образуют группы в фейсбуке, не делятся ими, а восхищаются и/или ужасаются этими штуковинами люди посторонние, но способные оценить чужие вещи. Такие люди часто становятся добровольными помощниками художника и помогают их найти. Как правило, это те, кто наиболее тесно взаимодействуют с художником в рамках проекта, экспедиции, выставки: это переводчики, ассистенты и их ближайшие знакомые и родственники. Но в идеале, чтобы найти самодельные вещи в каком-то районе, художнику необходимо прожить параллельную жизнь с кем-то из помощников: ходить в магазин, отводить детей в школу или детский сад, навещать родителей и т. д. Он не меняет хода жизни этих людей — он наблюдает и ищет, а увидев что-то интересное (см. критерии выше) — задаёт вопросы, вступает в диалог, записывает интервью, фотографирует. Цель Архипова не завладеть вещью, а понять какая причинно-следственная связь привела к появлению конкретной вещи/формы, договориться о её временном экспонировании, зафиксировать исходный контекст с помощью аудио/видео съёмки. Авторы часто никак не называют свои творения и возникает проблема: как в каталоге или на выставке отличить по названию тележку Иванова от тележки Кузнецова? Только по имени автора. Так формы обретают имена: Тележка Иванова, Тележка Кузнецова. Где к нарицательному названию вещи добавляется имя автора в родительном падеже.
Как правило, после выставки вещи возвращаются авторам, оставив след в электронном архиве/сайте/ю-тубе. Они изначально были самодельными бытовыми вещами, побыли произведениями искусства и вновь вернулись в профанную среду. Это двойное изменение статуса — важная особенность данного проекта. Важным является и его принципиальная бесконечность в пределах человеческого рода: всегда будут люди, творческий потенциал которых проявляется таким странным способом. Нам остаётся только находить и показывать их шедевры.
Таким образом, Владимир Архипов берёт из жизни её часть — самодельные утилитарные вещи - и переносит в выставочное пространство, т.е. фокусирует взгляд на них и тем самым говорит: это достойно внимания! Не потому, что они в галерее или музее оказываются, а потому, что эти вещи уже есть. Они прекрасны и ужасны одновременно, а в чистом пространстве их легче увидеть и осознать. Затем искусство работает с их образами, а сами вещи возвращаются туда, откуда были изъяты, восстанавливая полноту жизни, в ореоле множества вопросов и эстетической рефлексии, чтобы дальше жить. Этот конвейер работает (как концептуальное зеркало материальной культуры) на ядерной энергии взаимодействия нужды и творческого потенциала человека.
Художник ищет эти штуковины везде, — и везде они есть. Они всегда были и будут - только надо найти. Никто не знает куда идти и что искать — его находки всегда случайны, но закономерны на пути в будущее искусства. Это будущее — в переходе от старой парадигмы «я - художник» к новой парадигме «он — художник», в со-творчестве.

2014предыдущий месяцследующий месяц
Facebook
Вконтакте
Instagram
Подписка на еженедельную рассылку
© Государственный центр современного искусcтва. Разработка [artinfo]. Дизайн [Андрея Великанова]