Инспектирование опыта

Лаборатория

29.05.2019, 18:30-20:00 среда

Пьяли Гош (Индия), перформанс «Дочь Волги, моя Раса Рекха", 2018 (работа создана для Х Международной Ширяевской биеннале, показывалась на номадическом шоу, куратор Неля Коржова)

Facebook Вконтакте Twitter pinterest google+

Программа: [ТЕКСТОГРАММЫ НОВОГО]

Площадка: Медиацентр Самарского национально-исследовательского университета имени академика С.П.Королёва

Лектор: Елена Дмитриевна Богатырева

Организаторы: Средневолжский филиал Государственного центра современного искусства

 «Зрящее зрение переживает появление, порождение того, что увидено, а вместе с тем и субъекта, который видит» (Бернхард Вальденфельс), «…в этой нулевой точке (внутри абсолютного наслаждения, в неподвижимости, стазисе, в молчании взгляда) нечто только ещё может случиться: вот это неуловимое "сейчас"» (Ханс-Тис Леман). В искусстве исследуются и ситуации контекстуального сознания, где реальный опыт вытесняет изображение этого опыта (оно попадает в область симулятивного), а экзистенциальное присутствие разворачивается только в сознании зрителя ("Коллективные действия"). Можно при этом научиться вслед за Клером Бишопом различать зрителя, который обретает здесь сугубо индивидуальные переживания (цель партиципаторного искусства при коммунизме), оформляемые как разделённые личные переживания, как построение общего художественного пространства между доверяющими друг другу коллегами, и зрителя, который включается в конструктивный и протестный ответ на провоцируемую капиталистическим спектаклем атомизацию социальных отношений (практики западного искусства в 20 столетии). «Интеграция искусства в жизнь» сегодня повсеместна, но и то, что продолжает вызывать вопросы. Добавим, и не только потому, что здесь находим столкновение разных режимов чувствования, а это вопрос (мета)политический (Жак Рансьер). Безусловно, интеграция может всё ещё обретать препятствия в лице государственного аппарата, опознающего любое странное действие в качестве угрозы безопасности, или проходить уже под диктовку коммерческих галерей и прочих институций, казалось бы, напротив, поддерживающих авангардные практики. Здесь на первый план выходит антропологическая тема. Человек, ставший «объектом объектов (к примеру, объектов объектов искусства, или государства, или СМИ, или антропологической мысли, и т.п.)», не может при определённом градусе сознания (не в него ли должно направлять искусство, помогая конструировать уровень восприятия невещественного мира?) не искать освобождения от овеществляющих его объектов, в число которых попадают сегодня различного рода «аппараты», включая и высокоразвитые приборы (Вилем Флюссер). Другое дело, насколько человек (только ли западной культуры?) готов отказаться от тезиса, что для того, чтобы измениться самому, необходимо сначала изменить мир, приветствуя сотворение новых для себя идолов? Когда дело только за методом, ну, а техника – вообще прямой путь к воссозданию Царства Божья на земле. Техника сама по себе нейтральна. Вот только числа и буквы куда-то уже испаряются, переходят в цифровой и компьютерный код, заставляя увидеть всё шире, чем линейные построения письма и как то, что включает манифестацию образов. Так или иначе, но границей высказывания художника окажется и это "всё", а всё становится... ещё и информацией.

2014предыдущий месяцследующий месяц
Facebook
Вконтакте
Instagram
Подписка на еженедельную рассылку
© Государственный центр современного искусcтва. Разработка [artinfo]. Дизайн [Андрея Великанова]