"Еда как социальная машина". Часть 2.

Выставка

01.08 - 01.09.2017

Facebook Вконтакте Twitter pinterest google+

Программа: [«УЛИЦА КАК МУЗЕЙ – МУЗЕЙ КАК УЛИЦА»]

Куратор: [Неля Коржова]

 

Организаторы: Средневолжский филиал Государственного центра современного искусства в составе РОСИЗО

При поддержке компании RUSS OUTDOOR

Выставка «Еда как социальная машина» проводится в рамках программы «Улица как музей - музей как улица», посвященной новым методам взаимодействия современного искусства и городской среды. Основой программы является экспонирование произведений современного искусства на остановках общественного транспорта.

Проект реализуется в Самаре с 1998 года.

 

Художники: Инон Авиор (Израиль), Юрий Альберт (Россия), Стефано Бергамо (Италия), Дмитрий Булныгин (Россия), Герман Виноградов (Россия), Олег Елагин (Россия), Лейла Карипова (Россия), Йоханна Карлин (Швеция), Сергей Катран (Россия), Ольга Киселёва (Франция), Эдит Лайос (Германия), Пьер Паоло Патти (Италия), Вито Паче (Италия), Владимир Потапов (Россия), Наташа Стейнерт (Россия), Зоя Фалькова (Казахстан), Томас С. Чунг (Австралия), Элен Скавенстед (Швеция), Хенрик Экессио (Норвегия), Александра Янченко (Россия). 

 

Куратор: Неля Коржова


Тема 2017 года - «Еда как социальная машина»
Концепция
В фокусе внимания значение работы сетей общественного питания в наши дни. Сейчас, когда человечество вновь оказывается перед угрозой глобального кризиса, механизмы перераспределения еды вновь выходят на первый план. Люди боятся за свое физическое существование, начинают жить потребностью в еде. В этой ситуации еда становится медиумом социализации, она не может не рассматриваться как центральный инструмент политики и управления. И конечно, это обостряется на фоне тотальной борьбы за потребителя в целом. И здесь базовым вопросом является - кто кого ест? Мы потребители пищевого конвейера или мы сами являемся пищей для него?
Для Средневолжского филиала ГЦСИ заявленная тема особенно актуальна в связи с тем, что он создан на базе уникального памятника конструктивизма «Фабрика-кухня» в Самаре.
Фабрика-кухня: история здания
О Средневолжском филиале
В России феномен «Фабрики-кухни», получил распространение в 1930-е годы в СССР, как крупное, механизированное предприятие общественного питания. С одной стороны, это был технологический прорыв с целью накормить большие массы людей, с другой, отрыв от личностного уклада жизни, семейных ценностей. При этом «накормить» означало ещё и привить новую идею жизненного порядка.
В настоящее время эта тенденция только набирает обороты. Основные инновации распределения пищи (как и других ресурсов) последнего столетия лежат в поле механизации и рекламы. Фабрики по изготовлению еды и ее продвижению в масс-медиа слились воедино. Люди должны довериться рекламе, прежде чем узнают вкус. Наш проект сам работает на рекламных носителях, в этом его неожиданность и хорошая возможность диалога со зрителем, которому предлагается бесплатный продукт там, где традиционно идет продажа.
Круг вопросов для художественной рефлексии  может охватывать широкий горизонт от политического до приватного:
Еда как механизм подчинения
Еда как социальный медиатор
Еда как инструмент проведения границ в оппозиции «свой – чужой»


С 1 августа по 1 сентября на остановочных павильонах города можно увидеть вторую серю работ десяти художников России и Европы, из двадцати отобранных по итогам открытого конкурса, который мы проводили в марте. Согласно статистическим данным компании RUSS OUTDOOR в Самаре один постер просматривает от 5 тысяч человек в день.

Во второй части выставки (август-сентябрь 2017) участвуют следующие авторы и их работы:

 

1. Ольга Киселева, «Натюрморт: психологический портрет»

Ольга Киселева: "Натюрморт является частью фотографического проекта «ПРОИCШЕСТВИЯ» (2010-2011), построенного вокруг ряда современных фотографических натюрмортов, каждый из которых сопровождается повествовательным текстом.

Историческая ссылка проекта на европейский живописный натюрморт XVII-XVIII веков (Ж.-Б.Шарден, Виллем Клас Хеда), очевидна благодаря системе аллегорий, но натюрморты Киселевой прочитываются через современные знаковые и эмоциональные коды каждого объекта композиции.

Проект создан в сотрудничестве с группой исследователей Сорбонны, состоящей из искусствоведов, социологов и писателя. На первом этапе теоретиками был создан современный словарь символов. Затем, 49 мини-новелл были заказаны парижской писательнице Елене Вилович. Каждый текст описывает событие из жизни художницы и строится вокруг нескольких ключевых слов из словаря. Наконец, художница создала натюрморты, иллюстрирующие каждую историю. В соответсвии с традицией натюрморта XVII века объекты, выбранные для натюрморта, соответствуют ключевым словам текста.

Данный фрагмент рассказывает историю создания перформативного проекта КАК ДЕЛА? (1998-2004), в рамках которого Киселева задавала этот вопрос публике в различных культурно-социальных контекстах, в частности в рамках 49-й Венецианской Биеннале (1999), и на Тибете, который художница посетила в этом же году по приглашению Далай Ламы.

 

2. Лейла Карипова, «Основные правила приема пищи»

Лейла Карипова: "Мать - символ общей культуры потребления. А человек, в данном контексте, - ребенок. Индивиду навязывается культура потребления, формируется его представление о жизни искусственным методом: через общество и его инструменты. Более детальное углубление в процесс формирования личных убеждений и, как следствие, личного выбора посредством влияния окружающего мира. Тут можно провести параллель с веганством. Казалось бы - выборочное питание и исключение традиционных для человека продуктов, таких как мясо - его личный выбор. Но если присмотреться,то становится ясно, что выбор этот не был бы принят без огромного потока навязанной информации из СМИ, активно агитирующей исключить мясо из рациона питания, апеллируя различными доводами и фактами\аргументами".

 

3. Олег Елагин, "Новые медиа - новая еда"

 

Олег Елагин: "В современной информационной системе интернет выступает одним из средств публикации и распространения медиаконтента, наравне с другими информационными носителями, используемыми журналистами. И теперь, проснувшись утром, человек 21го века наравне со вкусным и полезным завтраком получает свою порцию медиа-данных. К сожалению,

как и его не всегда полезный модифицированный завтрак, эти данные оказываются не свежего, изменённого и манипулятивного характера. Так же эта фраза отсылает нас к небезызвестной сети TOR (сокр. от англ. The Onion Router) - свободное и открытое программное обеспечение для реализации так называемой луковой маршрутизации, позволяющей устанавливать анонимное сетевое соединение, защищённое от прослушивания. Автор работы настоятельно призывает следить за качеством употребляемой медиа-еды".

 

4. Пьер Паоло Патти, «Без названия»

Пьер Паоло Патти: "Темой работы является еда одновременно в значениях «разделения» и «лишения». Последовательность кадров взята из съемки в лагере беженцев и изображает распределение еды: жест солидарности, скрывающий чувство вины. Это произведение декларированно приглашает задуматься о людях, годами испытывающих голод из-за неправильной экспансионистской политики, которая превратила «кормление» в буквальное «голодание», что явилось поворотным моментом в урегулировании нового политического баланса. Особый акцент сделан на людях, их лицах, руках, жаждущих куска хлеба: закольцованные ежедневные жесты, сквозь кричащую толпу.

Кадры скомпонованы маньеристским способом, чтобы показать сцену вне времени и географической метки. Так общий рисунок становится метафорой боли и рассеянности: с одной стороны тот, кто бросает хлеб, а с другой - тот, кто его получает, оба подвешенные в вечном балансе. Места и эпохи могут быть разными, сущность остается неизменной, как всегда было и всегда будет".

  

5. Стефано Бергамо, «good.ne(p)t”

Стефано Бергамо: «Контролируя нефть, вы контролируете нации; контролируя еду, вы контролируете людей»: это слова Генри Киссинджера, бывшего госсекретаря США. Еда, наряду с водой, необходима для выживания и, следовательно, расположена на вершине пирамиды человеческих потребностей. Ни один человек не может жить без нее, но тот вид пищи, который мы потребляем, в значительной степени определяется транснациональными корпорациями посредством массовых маркетинговых усилий, которые влияют на культуру, тенденции и выбор продуктов конечного потребителя. Таким образом, пища становится символом статуса и одним из основных факторов социальной дискриминации: это гламурная вегетарианская пища, это модный винный бар или зональная диета? Это означает, что пища создает стиль, способ бытия и коммуникации с нашими сородичами. Людвиг Фейербах утверждал, «мы есть то, что едим», и поэтому, контролируя еду, вы контролируете и культуру своего времени.

Я выразил эту концепцию через скульптуру Genius Popoli romani, также известную как Lare Farnese. Эта скульптура исключительного размера относится к римской эпохе II века нашей эры и хранится в Национальном археологическом музее Неаполя. Скульптура представляет молодого человека, идентифицированного как Genius, дух защиты и жизни для римлян, влиявший на все аспекты римского общества. Статуя пережила язвы, вандализм, взрывы, войны и голод. Сможет ли искусство избежать современной инструментализации, которая превратит культуру в свидетельство потребления пищи, само будучи подчиненным порабощенной культуре, созданию которой способствовало?»

 

6. Владимир Потапов, «Живописное бытование» 

Владимир Потапов: "Во все времена художники с особенным трепетом относились к обустройству собственной палитры. Это действо представляло собой мистический ритуал. У каждого художника была своя тайна расположения и замешивания красок, которые ревностно охранялись и часто уносились с собой в могилу. По этой причине интерес к техникам старых мастеров сегодня такой огромный. Музеи и аукционные дома проводят дорогостоящие экспертизы для определения подлинности картин, базирующаяся на уникальной авторской технике. И вот палитра в этой цепочке оказывается отправной точкой. В работе сковорода подменяет классическую плоскость палитры и таким образом превращает краску в предмет символического потребления".

 

7. Вито Паче, «Ложка пуля»

Вито Паче: "Работа выросла из переделаной скульптуры под названием «Ложка-пуля» (2009). Цифровое фотоизображение ложки было вырезано из картинки, оставив пустое поле. Работа отсылает к немецкой пословице: «Родиться с серебряной ложкой во рту», указывающей на богатого человека, который имеет все возможности уже в колыбели. Однако, цифровое стирание этой ложки, являющейся символом привилегированного состояния, связано с идеей нехватки пищи, борьбы за выживание: роскошь, привилегии, возможности «в колыбели» - не для всех и зачастую человек обречен на неудачу независимо от того, как он/она поступает.

Недостаток продовольствия для миллионов людей в этом смысле является самым высоким показателем упадка цивилизации. По данным ФАО, в мире недоедает около 795 миллионов человек: большинство из них — граждане «третьего мира», но 14,7 миллиона человек живут в полностью развитых странах. Более того, такие кампании, как «Oil for Food», оказались гигантскими орудиями коррупции.

Кроме того, распределение продовольствия часто следует политическим правилам, таким как эмбарго, которое платят целые нации, решения ОНУ или отдельных стран, которые затрагивают людей. Таким образом, еда стала инструментом репрессий, убеждений и политического обмена, превосходя тем самым фундаментальную роль, которую она играет для каждого человека.

Работа «Ложка-пуля» показывает, как беззаконие становится системой посредством воскрешения этой самой «золотой ложки», которая знаменует границу между теми, кто был обречен от рождения, чтобы выиграть все, и теми, кто был обречен на сложности и лишения".

 

Начиная со второй части выставки «Еда как социальная машина» мы расширяем формат экспонирования, внедряя в поле действия программы «Улица как музей — музей как улица» само пространство вокруг здания Фабрики-кухни, находящейся на реконструкции. Это экспериментальный формат — интервенция. В качестве первых работ в новом формате демонстрируются работы Дмитрия Булныгина, Зои Фальковой и Хенрика Экессио. В дальнейшем мы планируем переоборудовать в выставочное пространство весь строительный забор.

 

8. Зоя Фалькова «Когда режутся крылья»

Зоя Фалькова: "Президент Казахстана сравнил состояние дел в стране с болью в плечах гусеницы, у которой режутся крылья. Поэтическая метафора в устах политика, особенно метафора, отступающаяся от упрямых фактов, рождает много побочных смыслов. Сравнение экономического кризиса с плечевой болью гусеницы, усердно отращивающей крылья, родило вопросительный орнамент-недоумение. Триптих «Когда режутся крылья» - это вопрос о качестве преобразований и обещанного полёта; это разговор о возведённом в культ потреблении и о том, возможен ли полёт в его многовекторных условиях".

 

9. Хенрик Экессио, «Без названия»

 

10. Дмитрий Булныгин, "Птица и хлеб"

 

 

Адреса остановочных павильонов, на которых размещены работы:

  1. Масленникова пр-т / Московское ш.

  2. Московское ш. / Аэрокосмический универ. (из центра)

  3. Московское ш. / Потапова ул. (из центра)

  4. Московское ш./ Парк Гагарина

  5. Ново-Садовая ул. / Осипенко ул. (Б-ка. им.Ленина)

  6. Ново-Садовая ул. / Постников Овраг (в центр)

  7. Ново-Садовая ул./КРЦ Звезда (из центра) трамв.

 

2014предыдущий месяцследующий месяц
Facebook
Вконтакте
Instagram
Подписка на еженедельную рассылку
© Государственный центр современного искусcтва. Разработка [artinfo]. Дизайн [Андрея Великанова]