Заира Астемирова. Стенограмма выступления

У современных художников разное отношение к традиции и этнокультурной аутентичности.
Мы либо определяем эти понятия по территории, условно говоря, республики, либо мы гово-
рим о художниках, у которых сохраняются этнические корни и они определяют себя, как
представителей Северного Кавказа, но при этом живя, работая в пространстве Москвы,
России или зарубежья.
Однозначный ответ о положении культурной аутентичности получить невозможно , поэтому
надо определиться с пониманием: что мы имеем ввиду. Я считаю, что не нужно идеализиро-
вать ни ту, ни другую ситуацию в искусстве, а признавать свои имеющиеся проблемы и ошиб-
ки, и это будет первый шаг на пути к возможному их решению.
Когда мы говорим, что у нас есть традиции, их преемственность, то мы тем самым усложняем
имеющуюся ситуацию. Говорить о традициях очень сложно. Поскольку большая часть именно
современных художников, которые позиционируют себя, как представители северо-кавказс-
кого современного искусства, к сожалению, не очень владеют своими традициями. Это прос-
леживается в их проектах, их высказываниях. Ситуация такова: те художники, которые нахо-
дятся внутри республики, работают, соответственно, внутри республики, и часто не имеют
выхода на площадки, допустим, международного уровня. Люди же имеющие возможность
представлять свое искусство за рубежом, к сожалению, оторваны от самой республики.
Относительно дагестанской ситуации, молодежь, которая находится в республике; да она ра-
ботает, она интересна, но человеку, живущему в Москве сложно найти информацию о кав-
казском искусстве, познакомится с творчеством, интересующего его художника. В то время,
как имеющиеся художественные проекты доступные для интересующегося зрителя, не отве-
чают культурной аутентичности кавказского общества.
Проблематика, во многом, именно в разности понимания самого Северо-Кавказского искус-
ства. Каждый по-разному себя позиционирует, и в итоге - абсолютная разрозненность, нет
узнаваемого лица. Хотелось бы говорить о каком-нибудь Северо-Кавказском лице, но его нет.
Между художниками нет активного диалога, нет информации, и это большая проблема, кото-
рая пока не решается.
Мои отец, Астемиров Адиль Аджаевич художник-концептуалист, ездил по всем республикам
Северного Кавказа, имел много друзей. Конечно, тогда господствовало официозное искус-
ство, которое представлялось на всех центральных площадках, но были выставки другого
плана, которые объединяли людей. Они постоянно общались, обменивались информацией.
Это был очень интересный информационный котел, в котором все варилось, перемешива-
лось, и рождалось, что-то новое. Эту среду объединяла энергия желания сделать что-то та-
кое, что отвечает твоей аутентичности. Именно поколение объединения «Круг» было теми
художниками, которые по-новому ощущали национальную аутентичность. Используя приемы
европейского искусства, и привнося в него идеи и традиции предков. Суть концепции, мне
кажется, была в том, что бы художник являлся носителем некой божественной идеи. Всем
хотелось донести, что-то традиционное, поэтому и в абстрактном искусстве Северного Кавка-
за чувствуется традиционность, национальная аутентичность, и в этом специфика не переда-
чи каких-то концепций, очень сложных, как у европейских художников, а ощущение этно-
культурной аутентичности через язык абстракции. На каком -то этапе эти приемы были осво-
ены, и тем не менее, произошло переосмысление и возврат к ценностям традиции.
Сейчас молодые художники уже не являются преемниками старшего поколения художников.
Теперь, в общении общения между художниками внутри самой республики, не происходит
какого-то позитивного диалога, нет обмена опытом, каждый запирается в своей мастерской и
делает что-то свое.
Конечно, при некотором упорстве и желании можно попасть в мастерскую, интересующего
вас художника. Но большая часть молодежи на это не способна. В итоге ситуация такая: есть разные поколения художников, поколения разбиты на некие группы, которые не общаются
между собой, и в итоге, мы получаем пестрый набор, который непонятно что отражает в на-
шей культуре.
Меня, на самом деле, не радует момент, существующей на сегодня, спекулятивности художес-
твенных приемов. Я несколько консервативна, и для меня художник, в первую очередь, дол-
жен владеть карандашом, уметь рисовать, и потом уже дальше, может идти экспериментиро-
вать. То ли это видео-арт, то ли перформанс, и т.д. То есть, если ты художник - ты должен
уметь рисовать. Так вот, некие «художники» представляющие, так называемое, актуальное
искусство, начинают сегодня говорить о некоем Дагестане. Они говорят о Дагестане, о наших
традиция, наших корнях, и на основе этого создают проекты, которые легко вписываются в
знакомую им индустрию искусства, потому, что на сегодняшний день искусство стало индус-
трией. Вместо духовного поиска художники заявляют мы - производим продукты, продаем
эти продукты либо за деньги, либо за ощущение статуса, «продвинутости».
Момент спекулятивности в том, что люди, которые зачастую не имеют отношения к аутентич-
ной культуре народа создают продукт, основываясь на эффекте экзотичности, создавая об-
раз северокавказца, как дикаря, у которого свои своеобразия и завихрения, - и успешно про-
дают этот продукт на международном рынке искусства
При этом, все эти люди приезжая в Дагестан начинают учить тебя искусству и рассказывать о
том, какие они продвинутые, востребованные и актуальные.
Если мы хотим подчеркнуть свою самобытность, то нам нужно понимать на что мы будем ори-
ентироваться. Либо на всеобщий масскультурный поток, в который будем пытаться встроить-
ся. Либо нам нужно осознать свои традиции и корни и действовать в формате современного
искусства современным языком, но говорить о своем. Неважно как ты говоришь, на каком
язык, важно – о чем ты говоришь. А вот когда мы осознаем, о чем мы хотим сказать, кому
сказать, тогда и начнется ожидаемый объективный культурный процесс.
Какие бы историко-культурные разрывы не пережиты были нами , наши народы все равно
будут возвращаться к истокам, потому что это то, что питает нашу душу, объединяет нас, нес-
мотря ни на что.

Материалы научной-практической конференции «Современное искусство на Северном Кавказе. Морфология процесса».
Владикавказ, 2012

2014предыдущий месяцследующий месяц
Подписка на еженедельную рассылку
© Государственный центр современного искусcтва. Разработка [artinfo]. Дизайн [Андрея Великанова]